Преступность и судимость

Осуждение виновного является предпоследним  этапом  уголовного правосудия, если включать в него отбывания наказания. Число лиц, фактически совершивших преступление, выявленных правоохранительными органами, преданных суду и осужденных, проходя через  систему правосудия, убывает от стадии к стадии, оставаясь  в латентной преступности, нераскрытых преступлениях, в совокупности освобожденных от ответственности, нереабилитирующим  обстоятельствам и даже оправданных. Количественное  уменьшение лиц при прохождении через « фильтр» правосудия и составляет суть коэффициента убивания, характеризуя, с одной стороны, уровень гуманности, с другой- уровень эффективности системы   уголовной юстиции. Чем меньше количество лиц ( конечно, до оптимального предела) из числа выявленных правонарушителей осуждаются к реальному уголовному наказанию, особенно к лишению свободы, тем гуманнее и более индивидуализировано  правосудие . И , наоборот, чем больше лиц из числа фактически совершивших преступления будет привлечено к уголовной ответственности  и осуждено тем неотвратимее, результативнее работает система уголовной юстиции.

Гуманность и эффективность, как мы видим, не совсем согласуются между собой. Имея разные точки отсчета они соприкасаются на уровне судимости лиц, совершивших преступление. Теоретически найти «золотую» середину  между ними не просто. В реальной жизни их соотношение еще сложные. В 50-60-е годы вопреки здравому смыслу число выявленных правонарушений было выше уровня учтенных преступлений, а число осужденных приближалось к числу выявленных лиц. Все признаки «сверхвысокой эффективности» были на лицо, но по сути это не могло быть согласно не только с гуманностью, но и с законностью. В последние годы картина иная: между уровнями учтенной преступностью, выявленных правонарушений и осужденных образовались большие расхождения («ножницы»), свидетельствующие о низкой эффективности. Хотя это еще не означает, что отечественное правосудие стало более гуманным.

Пытаясь статистически соотнести преступность и судимость, не лишне напомнить, что это не совсем сопоставимые явления. Преступность исчисляется в фактах, а судимость, как и выявленные правонарушители в лицах.

Расхождение «кривых» преступности и судимости, как бы их ни рассматривать, создается впечатление, что снижение социально-правового контролю над преступностью обусловлено неадекватной судебной деятельностью.

Эта версия особенно активно поддерживалась и поддерживается следственными органами. Судей  обвиняют в завышенной требовательности доказательства вины в укреплении от рассмотрения сложных уголовных дел, в необоснованном возвращении на дополнительное расследование, в мягкости выносимых приговоров, в оправдании опасных преступников и т.д. Такие факты были и есть.

Тем не менее, уголовно-правовой контроль за преступностью в стране ослаблен в основном не на стадии судебных решений, анна этапе предварительного следствия и дознания. Этот вывод подтверждается фактическими данными.